Посольство России в Польше

Президент России

МИД России

Количество посетителей

html counterсчетчик посетителей сайта

Погода

 

 

 

Новости

Назад

ЧТО МЕШАЕТ НОРМАЛИЗАЦИИ РОССИЙСКО-ПОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ?

Лекция Посла России в Польше

С.В.Андреева в Варминьско-

Мазурском университете, г.Ольштын,

6 марта 2017 г.

 

 

Уважаемый господин ректор,

Уважаемые дамы и господа,

Спасибо за приглашение выступить перед вами. Хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы поразмышлять о том, что мешает нашим странам – России и Польше – поддерживать между собой нормальные, добрососедские отношения.

Как вам, наверное, известно, сейчас эти отношения – хуже некуда. Еще при прежнем правительстве во главе с партией «Гражданская платформа» польская сторона весной 2014 г. заморозила политический диалог с Россией (это значит, что контакты осуществляются на уровне не выше заместителя министра, нет их и между парламентариями наших стран), поддержала введение Западом антироссийских санкций (а Россия в ответ запретила импорт сельхозпродукции из стран, наложивших на нас санкции, в т.ч. Польши). Польская сторона отказалась от проведения в 2015 г. запланированных годов культуры России в Польше и Польши – в России. Поводом для таких действий послужили присоединение Крыма к России и обвинения в нашем вмешательстве в конфликт на юго-востоке Украины.

В это же время участились акты вандализма на советских воинских кладбищах и в отношении памятников советским воинам-освободителям, а также – чего не было раньше – в нарушение российско-польского межправительственного соглашения о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий 1994 г. по решениям местных властей с благословения из Варшавы по нарастающей пошел снос таких памятников.

После прихода к власти в 2015 г. партии «Право и справедливость» политика Польши по отношению к России по существу осталась неизменной, но добавились некоторые детали: больше внимания стало уделяться претензиям к российским властям в связи с расследованием «смоленской» авиакатастрофы, летом 2016 г. польская сторона приостановила действие безвизового режима местного приграничного передвижения между Калининградской обл. и соседними польскими регионами, рассматриваются поправки к т.наз. «закону о декоммунизации», в соответствии с которыми снос памятников советским воинам-освободителям может приобрести массово-принудительный характер.

Товарооборот между Россией и Польшей в 2016 г. был в два с лишним раза меньше по сравнению с 2013 г. Правда, это в значительной степени результат не санкций, а неблагоприятной мировой экономической конъюнктуры, падения цен на основные товары российского экспорта – энергоносители и сырье. Ощутимо снизилась интенсивность гуманитарных и культурных связей.

В Польше, как и в других западных странах, идет перманентная «информационная война» против России: ежедневно мы слышим резко негативные высказывания польских официальных лиц в адрес нашей страны, в основных польских средствах массовой информации публикуются и транслируются материалы о России почти исключительно критического характера по принципу «о России – или плохо, или ничего».

При этом наши польские партнеры не соглашаются с тем, что в Польше распространена русофобия. Обращают внимание на то, что к русским в Польше относятся хорошо, любят русскую культуру, легко находят с русскими общий язык, но при этом действительно не любят российское государство, от которого поляки немало натерпелись в прошлом и которое теперь-де тоже плохо себя ведет.

Я согласен с тем, что в контактах между людьми действительно взаимной неприязни, враждебности у русских и поляков как правило не ощущается, нет взаимного отторжения по национальному признаку. Мои соотечественники, приезжая в Польшу, если они не знают польского языка, не читают польских газет и польского Интернета, не смотрят польское телевидение, могут провести здесь много времени, получить массу приятных впечатлений и ничего не знать о том, что в польской политической, информационной, академической среде русофобия доминирует.

Ведь это факт, что ни одна из польских крупных политических партий не выступает за изменение той политики, которую проводили и проводят по отношению к России прошлое и нынешнее правительства, за нормализацию отношений с Россией «здесь и сейчас», без предварительных условий. А если это так, то, очевидно, на изменение политики по отношению к России на самом деле запроса в польском обществе не ощущается. Хотел бы ошибаться, но иного объяснения тому, что я наблюдаю, мне пока найти не удается.

Видный польский философ, историк и публицист проф. Бронислав Лаговский, который часто пишет на темы российско-польских отношений, в одном из интервью в октябре 2014 г. сказал следующее: «В польско-российских отношениях нет реальных причин для конфликтов. Нет территориальных проблем, нет проблемы перекрытия крана. В принципе нет никакой реальной проблемы, которая могла бы вызывать враждебность. Есть проблема исторической политики, исторического багажа, который поднимают поляки и который является антироссийским».

О вопросах нашей общей истории я сегодня много говорить не буду. В январе прошлого года я выступал перед такой же студенческо-преподавательской аудиторией в Радоме как раз на тему трудных вопросов истории российско-польских отношений. Там я постарался достаточно развернуто изложить свое видение этих проблем. Это выступление есть на Интернет-сайте нашего Посольства, при желании вы можете его прочесть.

В частности, я предложил тогда следующий подход к историческим сюжетам в контексте наших нынешних отношений: во-первых, принять как данность, что у нас видение нашей общей истории разное, мы смотрим на нее с разных сторон – не надо пытаться навязывать другой стороне свои взгляды; во-вторых, есть особо чувствительные темы – например, Катынь для поляков, освобождение Польши Красной Армией в 1944-1945 гг., за которое отдали жизни свыше 600 тыс. советских солдат и офицеров, – к ним надо относиться особенно аккуратно, чтобы резкими высказываниями или действиями не вызвать обостренную, болезненную реакцию другой стороны; в-третьих, события прошлого надо рассматривать в историческом контексте существовавших тогда условий и понятий, а не судить о них с высоты представлений и морали сегодняшнего дня.

К сожалению, сейчас наши польские партнеры придерживаются подходов прямо противоположных: польская историческая политика по отношению к России носит конфронтационный, внеисторический, морализаторский характер, а ее крайними проявлениями являются отрицание освободительной миссии Красной Армии, теория советской оккупации Польши в послевоенный период и ведущаяся в этой стране война с советскими памятниками». Доходит до абсурдных ситуаций: в этом году ни польские власти, ни ведущие СМИ 17 января вообще не вспомнили о 72-й годовщине освобождения столицы страны – Варшавы, эту дату мы отмечали вместе с немногочисленными польскими ветеранами и активистами обществ «Польша-Восток» и «Польша-Россия»; на мемориальных мероприятиях в бывшем немецком концлагере Аушвиц-Биркенау в последние годы вообще не принято говорить о том, а кто собственно этот лагерь освободил – напоминают об этом в своих выступлениях только российские представители.

Люди, которые ведут «войну с советскими памятниками», либо не понимают, насколько разрушительное воздействие она оказывает на российско-польские отношения и их будущее, либо скорее сознательно хотят заблокировать перспективы их нормализации, «забетонировать» их в нынешнем прискорбном состоянии. Согласно опросам, резкое ухудшение отношения россиян к Польше произошло в 2015 г. – и это было связано не с Украиной, не с санкциями или НАТО, а с тем, как в Польше отнеслись к 70-летию Победы, и с «войной с памятниками». Такого не происходит ни в одной другой стране: в 2015-16 гг. по всему миру было зафиксировано 79 случаев противоправных действий в отношении советских мемориальных объектов, из них 53 – в Польше, причем большинство – именно на кладбищах. Ни в одной другой стране нет государственной кампании по сносу памятников погибшим солдатам-освободителям, не нарушаются так открыто двусторонние соглашения в мемориальной сфере со ссылкой на то, что их 20 лет толковали неправильно, а теперь-де их надо читать совсем по-другому. Мы убеждены: это показатель отсутствия политической воли строить с Россией нормальные отношения.

Недавно один из ведущих российских политологов Федор Лукьянов в интервью российскому порталу «Спутник» на польском языке сказал, что если история и дальше будет «несущей конструкцией» польских подходов к отношениям с Россией, то у этих отношений будущего нет.

Я с этим согласен – историю надо действительно оставить историкам. Попутно скажу, что не вдохновляет меня и известная формула «прощаем и просим прощения»: как показывает практика, потом неизбежно начинаются по новой выяснения, кто кого и за что прощает, а значит – кто перед кем и в чем виноват – и так без конца.

Российский историк Алексей Миллер очень правильно заметил: «Извинения – это не путь к примирению, а фиксация в роли виноватого».

Процитирую здесь же проф. Лаговского: «Умное отношение к прошлому заключается в осознании того, что прошедшее уже необратимо, и к этому надо соответственно относиться». Про историю на этом все.

Не хотел бы я сегодня много говорить и о расследовании «смоленской» авиакатастрофы – за последние годы я на эту тему, кажется, дал все мыслимые объяснения, их можно найти в моих интервью, которые тоже доступны на Интернет-сайте Посольства. Скажу только, что по нашему убеждению, и этот вопрос не должен омрачать наши отношения, а в конфликтом состоянии он долгие годы поддерживается чисто искусственно – об этом на пресс-конференции в декабре прошлого года говорил Президент России В.В.Путин.

Когда речь заходит о перспективах нормализации отношений России с Западом, в т.ч. с Польшей, наши оппоненты предъявляют нам претензии и требования, связанные с Крымом и конфликтом на юго-востоке Украины.

Мы исходим из того, что к российско-польским отношениям эти вопросы непосредственного отношения не имеют, взаимоувязывать их не имеет смысла.

На Западе принято возлагать вину за украинский кризис на Россию, а наших оппонентов почему-то удивляет, что мы себя виноватыми совершенно не считаем и стоим на том, что Украину довели до беды собственные ошибки ее тогдашнего руководства, авантюризм и безответственность тогдашней оппозиции, совершившей государственный переворот, и в огромной степени – ошибочная и безответственная политика Запада, который нагнетанию кризиса на Украине много способствовал, а потом фактически поддержал госпереворот.

У нас к Западу в связи с украинским кризисом претензий ничуть не меньше – только мы из-за них политические контакты не замораживали и санкции не вводили. К нормализации отношений мы готовы, когда наши партнеры, в т.ч. Польша, для этого созреют, но ставить нам условия в этой связи – дело бесперспективное: в нормализации мы заинтересованы ничуть не больше, чем другая сторона, идти ради нее на уступки в ущерб своим интересам не будем.

Про Крым речи вообще нет – он вернулся в родную российскую гавань навсегда. А что до выполнения минских договоренностей – так его блокирует Киев: нет ни закона об особом статусе Донбасса, ни соответствующих изменений в конституции, ни амнистии. Так что лучше бы западные покровители украинских властей на них повлияли. Когда российскому Министру иностранных дел С.В.Лаврову на конференции в Мюнхене в феврале с.г. снова стали говорить про санкции в увязке с минскими договоренностями, он ответил: «Это мы свои санкции против Евросоюза не снимем, пока эти договоренности не будут выполнены».

Сегодня же я хотел бы поподробнее остановиться на тематике информационной войны между Западом и Россией.

Никогда ранее СМИ (в широком смысле, включая блогосферу и соцсети) не играли такой роли в жизни людей, в т.ч. в международных отношениях. Такова реальность: мы живем в информационном обществе. С помощью целенаправленной подачи информацию можно использовать для информационной агрессии, внутреннего разложения, дискредитации государственного строя, провокации конфликтов. А поскольку на мировом «рынке информации» Запад всегда доминировал, свою монополию на инструментализацию информационной сферы в собственных интересах наши западные партнеры воспринимали как само собой разумеющееся.

Вспомните, какую роль ведущие западные СМИ – вроде бы вполне независимые – играли в подготовке и пропагандистском сопровождении военных авантюр НАТО в Югославии, Ираке, Ливии, в провоцировании «цветных» революций на постсоветском пространстве, в нагнетании сирийского кризиса. Что же касается информационной войны против России, то она никогда не прекращалась – разве что чуть сбавляла обороты ненадолго в 90-е годы, зато за последнее 10-летие достигла небывалого размаха.

При этом политологи отмечают, что в процессе идущей информационной революции психология масс меняется в сторону упрощения картины мира. Общество, а вместе с ним и значительная часть политических лидеров склонны реагировать на последние информационные раздражители, «становятся заложниками информационных сквозняков и бурь», как сказал кто-то из окружения Х.Клинтон, напоминают толпу детей, бегущих вслед за брошенным мячиком.

И вдруг в последние пару лет начинается настоящая истерика по поводу «российской пропаганды», троллей, кибератак, хакеров и т.п. – вплоть до того, что это Россия манипулирует западной общественностью до такой степени, что обеспечивает победу на выборах «своих» кандидатов.

Если подходить к этим утверждениям разумно – абсурд на абсурде. Какая там страшная «российская пропаганда», где вы ее видели? Один телеканал RT да агентство «Спутник»? Да, эти наши государственные СМИ, ориентированные на зарубеж, работают квалифицированно и оперативно – но, скажем, в польском информационном пространстве это «капля в море».

Абсурдно утверждать, что Россия каким-то образом повлияла на итоги президентских выборов в США и может сделать что-то подобное во Франции, Германии или Польше. Простите, но всерьез городить такую чушь – значит не уважать ни себя, ни тех, на кого она рассчитана.

Во-первых, обвинения такого рода в наш адрес ничем не подтверждены – во всех разрекламированных докладах спецслужб и якобы серьезных экспертов одни инсинуации.

Во-вторых, противоборство в киберпространстве между спецслужбами различных стран за доступ к чужой конфиденциальной информации и защиту своей велось с тех пор, как это пространство возникло, и самым мощным игроком на этом поле было и остается американское Агентство национальной безопасности – вспомните скандалы с разоблачением прослушивания им высшего руководства европейских государств – союзников США.

В-третьих, поиск компромата на соперников – извечная традиция политической жизни, только теперь, когда на всеобщее обозрение выставляется чье-то грязное белье, поднимают крик о том, что это «происки русских». Если помните, недавно «Газета выборча» опубликовала статью о том, что и за прослушками польских политиков, которые помогли победе ПиС над «Гражданской платформой» в 2015 г. тоже, оказывается, стояли русские спецслужбы.

В-четвертых, если вдуматься – а из-за чего весь сыр-бор? Что, ставшие достоянием гласности факты – это фальшивка, «фейк», изобретенный русскими? Тогда опровергните – да и дело с концом. Так ведь нет – с фактами не поспоришь, вот и истерят о «российских хакерах», чтобы отвлечь внимание от своих неблаговидных делишек.

Удивительное дело: после обострения украинского кризиса Запад грозился Россию сурово наказать – подвергнуть изоляции, обрушить экономику. Ввели санкции – президент Обама вскоре объявил, что российская экономика порвана в клочья, а Россия – это вообще всего лишь малозначимая «региональная держава». Сенатор Маккейн объяснил публике, что Россия – это всего лишь бензоколонка, притворяющаяся государством. На международных встречах с участием Президента России жадно высматривали признаки того, что он уже тоскует в одиночестве…

И вдруг все переменилось: только что Россия была на грани краха – а теперь вдруг без зловредного вмешательства России ничего в мире и не происходит, «рука Москвы» достает всех и повсюду.

Такое шарахание из крайности в крайность, на наш взгляд, происходит от того, что Запад с трудом адаптируется к происходящим в мире переменам, окончанию периода «после холодной войны», формированию многополярного мира, смещению баланса сил и влияния в пользу новых центров («полюсов») мирового развития. Трудно идет избавление от эйфории, которая охватила США и их союзников после распада Советского Союза, когда казалось, что наступил «конец истории», эра вечного доминирования Запада и триумфального распространения по всему миру западной либеральной демократии.

Под влиянием этих настроений США, НАТО, ЕС наделали кучу очевидных ошибок, причем учиться на своих провалах не желали и наступали на те же «грабли» снова и снова. Пока за эти ошибки расплачивались другие, на них можно было закрывать глаза. Отрезвление наступило, когда Запад стал сдавать позиции в экономическом соперничестве с Азией, когда далекие войны на Ближнем Востоке и в Северной Африке аукнулись терактами и миграционным кризисом в Европе, когда само содержание и направленность евроинтеграционного проекта оказались под вопросом.

На пресс-конференции в январе с.г. С.В.Лавров так описал происходящее: «Базовое противоречие существует между объективной тенденцией формирования полицентричного мира и действиями тех, кто цепляется за отжившую концепцию однополярности, доминирования одной группы государств со своей системой ценностей; между прагматизмом, правильным пониманием национальных интересов и мессианством, стремлением навязать свои ценности всему миру. Нынешние западные ценности – это не традиционные ценности, а нечто новое, «постхристианское» (вседозволенность, абсолютизация либеральных подходов к жизни человека), противоречащее нашим представлениям. А политика экспорта демократии оборачивается импортом миграции».

Ровно 10 лет назад Президент Путин выступил со своей памятной речью в Мюнхене (кто интересуется, ее текст на польском языке есть на Интернет-сайте нашего Посольства), в которой предупредил о губительных последствиях политики Запада. Тогда это выступление на Западе было воспринято как вызов и даже угроза, хотя его главный смысл заключался в том, что надо сотрудничать в решении глобальных проблем на основе международного права и честного учета взаимных интересов.

Обстановку, царившую на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности уже этого года, наблюдатели описали как растерянность и непонимание, куда идти дальше. Именно от растерянности наши оппоненты и бросаются винить Россию и «российскую пропаганду» в своих неудачах.

Однако если наша пропаганда и впрямь столь эффективна, как они утверждают, то причина вовсе не в ее всеобщем охвате и всепроникающем характере, а в том, что она показывает положение дел таким, какое оно есть в реальности, – и западной пропаганде крыть зачастую бывает нечем.

Раньше в сфере т.наз. «мягкой силы» Запад всегда доминировал, благодаря привлекательности образа жизни относительно свободных и богатых западных обществ. Но со временем критическая масса неправды о России стала вызывать обратную реакцию. Между тем, на практике Россия проводит твердую, спокойную, разумную политику, предлагает жизнеспособные и привлекательные для большинства стран и народов принципы: защита национального суверенитета, свобода политического и культурного выбора, традиционные нормальные ценности в общественной и личной жизни против навязывания людям постмодернистских, ультралиберальных нравов и глобализации. Россия встала «на правильную сторону истории» – и Запад перешел к панической обороне от «российской пропаганды» и «русских хакеров».

Что меня искренне удивляет и огорчает: как серьезные, уважаемые издания, декларирующие приверженность свободе слова, послушно встраиваются в кампанию запугивания своего общества российской угрозой, механически – как что-то не подлежащее сомнению – тиражируя откровенную ерунду?

Зачем эти параноидальные подсчеты, сколько времени потребуется российской армии, чтобы оккупировать Прибалтику или Польшу? Зачем эти страхи по поводу того, что Россия перекроет Европе нефть и газ? Как не стыдно участвовать в этом дешевом спектакле?

Действительно разумные суждения об отношениях России с Западом и Польшей можно найти разве что за пределами информационного «мейнстрима».

А этот «мейнстрим» не только изо дня в день представляет Россию в образе «империи зла», но и подвергает травле любого, кто выступает даже не за нормализацию отношений с Россией, а хотя бы просто предлагает выслушать ее аргументы. На таких людей привычно навешиваются ярлыки «агентов Кремля», «пятой колонны Путина», «полезных идиотов» и т.д.

Так как же России и Польше нормализовать отношения? Я согласен с проф. Лаговским: никаких непреодолимых препятствий для этого между нами нет – была бы политическая воля, а она-то как раз на данный момент с польской стороны отсутствует.

Вот рецепт профессора Варшавского университета Станислава Беленя: «Для примирения необходим диалог, доброжелательное отношение, толерантность, нормализация, а кроме того психологическое спокойствие. Нужна, во-первых, взаимная сдержанность, самоограничение в высказывании своего мнения, готовность мыслить не в категориях взаимных претензий, а взаимной выгоды; во-вторых, сближение на общественном уровне, отказ от демонизации другой стороны; в-третьих, определение общих интересов и ценностей».

Готов со всем этим согласиться. Россия по-прежнему готова строить с Польшей нормальные, добрососедские, взаимовыгодные отношения, по возможности без лишних эмоций, на основе взаимного уважения и честного учета интересов друг друга. Дело за нашими польскими партнерами – им делать свой выбор.

Спасибо за внимание.